Рубрики

Торсиеры в парке Тангкоко — как пушистые комочки жрут саранчу

Торсиеры парка Тангкоко

Впав в депрессию после подсчета стоимости моего проживания в Пулисане и от длительного ничегонеделания за столько денег, я решила сделать в последний день пребывания на Сулавеси решительный марш-бросок, чтобы после не было мучительно больно за продолбанное бабло.

Мне, бесспорно, очень нравилось проводить вечера с Катей за просмотром кино и поглощением кофе и вафель, но на одну ночь я все ж решилась вновь обрести самостоятельность и одиночество. Юре как-то жутко не везло в плане здоровья: то его рвало из-за серпантинов, то поносило еще из-за чего-то, в море его сильно кусал планктон, а потом еще и обожгло что-то (медуза?)… В Пулисане он мучился животом, так что выбирая из переезда в неменьшую жопу и переезда в город ближе к медицинской помощи на всякий случай разумнее казался второй вариант. Проведя три ночи в Пулисане, мы обе расчекаутились.

Катя договорилась о такси до Манадо – посидеть в интернете и иметь доступ к врачебной помощи, если Юре не станет легче (слава богу, все прошло, никуда обращаться не пришлось). А я сообщила, что отбываю в Батупутих.

Кстати, процесс обсуждения, оплаты и прочей коммуникации в Пулисане очень затруднен. Менеджер Катрин бледнолицего происхождения — единственный источник информации. При этом у нее все «по-цивилизованному», то есть по бумажке. Торговаться и обсуждать цену практически невозможно, как и вызвать улыбку на лице. Нигде ж не написано в прейскуранте, что улыбка включена.

Персонал она то ли подобрала тупой, то ли довела до крайней степени идиотизма (при этом мы знаем, что индонезийцы бывают нормальные, умные, толковые и приятные). По-английски никто почти не говорит и совсем никто не понимает. На все вопросы отвечают «да», а потом оказывается, что они просто ничего не поняли. Очень неудобно. «Чилдрен фри?» «Йес». Оказывается, что по 9 евро. «Кофе инклюдед?» «Йес». Оказывается, что по 5000. И так со всем. Почему нельзя взять на работу хоть одного англоговорящего, не ясно. В Фатхилле на удаленной Пангемпе человека 3 нас прекрасно понимало, если не больше. А тут ни одного.

Батупутих – это деревенька, в которой находится вход в национальный парк Тангкоко. Можно было за 35 евро (400 000) съездить из Пулисана на полдня в парк, что по мне так неимоверно дорого. Можно было взять лодку до Батупутиха за 150 000. Можно было взять такси от Пулисана до Батупутиха – то ли за 12 евро (150 000, то ли за 24) – при таком раскладе лучше уж лодку, тогда не нужно через джунгли переться пешком полчаса. Был и совсем студенческий вариант – выйти через джунгли в ближайшую деревню Кинунан (Kinunan) и идти по дороге в поисках чего-то рейсового, автостопного или просто дешевого.

Я выбрала средний вариант – мото-такси (оджек, ojek). Сообщила нашим средне-говорящим по-английски работникам метлы и кастрюли, что отъезжаю, показала жестами, что им стоит определиться, кто понесет до деревни мой рюкзак, сказала «Батупутих». Мужичок забегал, прибежала тетка, народ пробудил лингвистические способности. На мужичка водрузили рюкзак, и он впереди, а я с детьми сзади двинулась к деревне. В деревне мужичок представил нам водителя оджека и напомнил озвученную ранее стоимость: 75 000. Методом делания постной рожи и называния разных индонезийских цифр (до 7 я знаю все, а также примерно помню, как будет «сотня», «тясыча» и «десять») стоимость упала до 65 000.

И начался наш божественный мото-трип. Я несколько подзабыла, что в таких местах автоматических табуреток не бывает, а именно на них очень удобно возить рюкзак (под ногами много места). На обычных мотоциклах багаж девать совершенно некуда. Так что у водителя между ног встала только моя фото-сумка с компьютером и напутствиями из серии «чувак, эта сумка стоит несколько дороже твоего мотоцикла, постарайся, чтобы она не упала». Спереди села Алиса, далее водила, далее Григорий, последняя – я с собственным рюкзаком на плечах.

И поехали наверх. Большая часть дороги идет наверх, рюкзак тянет назад вниз, в общем, что-то я себе точно за эти 30 км накачала неслабо. Сумку дяденька бдел, Алиса сидела спокойно весь примерно час пути, Григорий пару раз заснул и проснулся. Один раз начался дождь, но почти сразу кончился. В общем, дети проявили себя хорошо, а я себя и вовсе чувствовала героем. И в этот момент поняла, что из Батупутиха на мото-такси точно не поеду. С трассы в деревню дорога идет все время вниз, то есть поначалу придется ехать очень круто вверх. Второй раз я не готова, было правда очень трудно (тому моему плечу, где была сломана ключица, особенно: вешать на него ничего не выходит, видимо, из-за пластины, она выпирает что ли).

Из Лонли Планета и отчета подруги я запомнила название одного хоумстея – Mama Roos. В него-то я и попросила себя отвезти. Собственно, я видела 5 жильёв в Батупутихе: 3 хоумстея, включая мой, прямо у поворота в национальный парк Тангкоко (Мама Роос самая приличная на вид) и два по дороге – какие-то виллы, там еще приличнее и явно дороже.

Mama Roos – место простое, но после силаденской Марты кажется вполне приличным. Главное – кафельный пол. Легко мыть, тараканов меньше :) Две кровати с сетками, столик, розетки, вентилятор. Санузел в номере – душ, унитаз, раковина, таз. Григорий тут же включил душ и сел в таз.

Стоимость 200 000 с трехразовым питанием, так много съедобной еды мне еще нигде не давали. Три полные порции на меня и детей, ни слова о том, что неплохо было бы заплатить за детей (впрочем, 200 000 – это высокая цена в целом).

Кроме меня тут живет белая девушка, которая плыла с нами наКадидири, предварительно на одну ночь остановившаяся в Оазисе вАмпане, где успела спеться с их менеджером, который возил меня на пляж Тете :) Спелись, они, значит, и провели 2 дня вместе на Кадидири в Парадайзе – голубки, блин. Но это так, сплетни. Просто к сведению о том, как одинокие некрасивые белые девушки проводят отпуск на Сулавеси. Тут она уже с гидом и водителем. Вроде за ручки не держатся. Больше постояльцев ни в нашем хоумстее, ни в двух соседних нет. На всю деревню – два иностранца и пара белых детей. Это я люблю :)

Поселились, пообедали и пошли мы гулять. По моим сведениям вход в нац. парк стоит 85 000 с человека, и если сказать, что ты на пляж, то пропускают бесплатно. Уже по дороге к «кассам» нас догнал молоденький мальчик и начал немного общаться. Уточнила, что он гид (в любом случае мне нужен гид, чтоб вечером показал тарсиеров, и в 85 000 по-любому гид входит). Дошли до входа. Главный дядя прилично изъяснялся на понятном мне иностранном языке, так что я объяснила, что иду на пляж, затем детей сдам в гостиницу, а сама пойду в нац. парк. Спросила, платные ли дети. Предложила заплатить за вход прямо сразу. Дядя сказал, что дети маленькие, так что бесплатны. За вход брать отказался – сказал заплачу, когда в парк пойду гулять с гидом.

И пошли мы в парк на пляж. Слава богу, почти сразу нас догнал наш мальчик уже на мотике (кстати, я не сразу поняла, что это он – когда мы шли по тропе, он был ко мне правым боком, а там на голове коротко побритой забавный завиток выбрит), а на мотике он был другим боком, без картинки на голове :) Подвез до пляжа, извинился, что по-английски плохо говорит, объяснил, что он стажер типа, еще не настоящий гид. А мне-то что, мне не разговоры а тарсиеры нужны.

Мальчик уехал, заснувший Гриха был положен на камушки, мы с Алиской сели на бревно играть. Пляж очень красивый, длинный и широкий. У воды черный мелкий песок, дальше – черные же мелкие камушки. Еще дальше – ярко-зеленые деревья. Вода волнами накатывает. Если б не вечный мусор на берегу – прямо убийственно красиво было б. Если б не волны можно было б искупаться.

Пляж национального парка Тангкоко

Гришка дрыхнет на крупном черном песке

Еще раз песочек с природным мусором (неприродный там тоже есть). Красивый песочек )))

Мальчик приехал опять, мы немного пообщались: я уточнила, что платить нужно только на входе, а его услуги включены. Уточнила, что тарсиеров смотреть надо около 17:00. Попыталась обсудить, стоит ли детей отвезти в гостиницу или взять с собой, но на философские беседы о сути материнства и способности детей распугать зверей и покрупнее тарсиеров мальчик оказался не способен. Поэтому, когда он собрался уезжать, я попросила его взять нас с собой. Очень в кассу, потому что от входа до пляжа дорога была грязнющая, вся в лужах и не на 10 минут ходьбы с детьми. Отвез нас прямо в хоумстей и опять свалил.

Григорий еще спал (как заснул, так и доехал спящий до пляжа, положился, проспал полчаса, погрузился на мотик, доехал до отеля, сгрузился в кровать и спал дальше). Положила его, значит, на кровать, Лисице врубила «Мишек Гамми» так, чтоб мультики один за другим включались сами, достала пачку сухих макарон. Сообщила Лисице, что она за старшую, Григория надо блюсти и успокаивать, можно накормить сухими макаронами, ибо больше ничего нету совсем, а радовать мужчину едой и телевизором эффективнее всего. Что на дорогу не выпускать, по всем вопросам громко орать и искать старших, а далее за руку тащить туда, куда надо. Забежала на кухню, обнаружила там двух тетенек, по-английски по ходу знающих слово «парк» и «чилдрен». Достаточно. Сказала, что я в парк. Взяла за руку, отвела к номеру, показала что один чилдрен слипинг, а другой занят мультиками. Сказала, что надо блюсти (показала пальцами на глазах, как в голливудских фильмах типа I’m watching you). И обнаружила, что мой стажер уже у ворот. Прыгнула на мотик: вперед, за тарсиерами (ох, что ж будет с моими детьми-то за эти пару часов???).

Около километра по грязной дороге (спасибо тебе, мальчик, за транспорт), еще 500 метров через джунгли по тропинке. По дороге мне показали белку, сообщили о том, что вот там поет – это голубь, а вот там трещит – цикада. Мда, белка и голубь – достойные обитатели тропических джунглей. Не стала разочаровывать мальчика, делала заинтересованное лицо и угукала.

Вообще тут самые интересные звери – тарсиеры и кус-кус. С кус-кусом происходит что-то непонятное, ибо два гида, встречающихся на тропе, видимо, традиционно произносят следующий пароль:

Один: кус-куса видели?

Второй: гыгыгыгыгы!!! (На весь лес).

Из чего можно сделать вывод, что кус-кусов тут немного осталось.

Торсиеры очень маленькие. Живут они в дереве. Целой семьей(штук 5 там вроде было). Когда мы пришли, они спали. Сидя на ветке в расщелине огромного дерева. Кругленькие ушки, лапки как у гекконов, мордочки умильные. Пушистые. Хвост длинный и похож на ёршик для чистки чего-то узкого и длинного. На старый ёршик.

Сначала пришли мы с мальчиком, потом еще та вторая белая девушка со своими гидом по парку, гидом по путешествию и водителем.

Мой мальчик был самый толковый – он запасся саранчой, которую едят торсиеры. И когда ни начали вылезать, сажал на соседнее дерево саранчу, привлекал внимание зверьков, те молниеносно прыгали, хватали огромную по их меркам добычу, с хрустом прикусывали и сягали обратно в дерево. Потом с помощью фонарика можно было наблюдать, как маленький пушистый комочек с наслаждением отрывает и пережевывает кусочки насекомого. Наверное, лаосцы у них научились. В общем, было весело, мужики ржали, девочка сосредоточенно фотографировала. Я старалась объяснить своему гиду, очень заботившемуся о том, чтобы у меня вышли хорошие фотки, что фото – не главное.

Это так, для масштаба - торсиер и его дерево

Совсем неопределенное: смешались в кучу лапки, лапки и деревья

Вернувшись обратно в хоумстей, я тщательно выгребла из кошелька все, что было мельче полтинника, и отдала мальчику. Точно больше 20 000, надеюсь, ближе к тридцатнику. Как же приятно давать деньги хорошему человеку, который тебе классно и много помогал, при этому ничего не прося и заранее сообщив, что платить не ему, а в кассу. Который радуется, а не просит еще.

Дети сидели в номере. Алиса начала на повышенных тонах взахлеб рассказывать о том, что мультики сами включаются представляешь??? Григорий ласкался и мяукал.

Постепенно я смогла выудить у Алису следующее описание их последних полутора часов.

Григорий долго спал, минут десять. Потом через двенадцать минут проснулся (она не в курсе, что такое минуты) и сначала заплакал, но Алиса сказала ему, что нужно смотреть мультики и дала пачку макарон. Тогда Гриша пришел к ней смотреть комп. Тетки регулярно заходили к ним, но ничего больше не делали (не нужно было – спасибо теткам, молодцы, но денег не дам, раз помощь не понадобилась). Все. Не дети, а сказка.

Вечером мы еще устроили себе променад по темной деревне и таки нашли какой-то слегка светившийся киоск, где приобрели эмпат индомилк кечиль, сату аква кечиль и печенья, которых просто дуа, потому что печенья я не знаю, как по-местному :) (это было шоколадное молочко, четыре маленьких, и маленькая вода одна). Будет время, сделаю индонезийский словарь с картинками для начинающего путешественника средней цивилизованности…

 

Комментарии:


Добавить комментарий